Анатолий Онегов (onegov) wrote,
Анатолий Онегов
onegov

Categories:

Календарь природы. 20 декабря.

Возвращение на землю - продолжение.Свою землю, свои 40 соток я получил в начале лета 1991 года – главный удар-разруха были еще впереди, и я, веря в то, что мои литературные труды, уже принятые издательствами, дадут мне вскоре какие-то деньги, принялся широко планировать устройство своего вольного, независимого ни от кого, а только от меня самого, хозяйства на земле…
Я собирался заложить хороший сад, завести кроликов, кур, устроить приличную пасеку. Все было расписано, рассчитано, но этим моим грандиозным планам не суждено было сбыться… 1992 год уничтожил почти всю прежнюю систему жизни – все накопления, считайте, что пропали, и люди, имевшие в тех же сберкассах какие-то деньги, которые могли быть использованы для устройства какого-то своего собственного дела, остались ни с чем и оказались разом на дне жизни.
В не лучшем положении оказался и ваш покорный слуга – все издательства, которые должны были, начиная с 1992 года, выпускать в свет мои труды ( а их готовилось к производству в столичных издательствах числом аж в пять), свою прежнюю работу практически прекратили, и мне не осталось ничего другого, как просить вернуть мне мои рукописи… Так что свое семейное крестьянское хозяйство мне пришлось устраивать только за счет собственного труда-энергии. Хорошо хоть я успел до 1992 года приобрести немного леса (для той же бани) и немного теса. Ну, а чтобы огородить свой будущий сад, мне пришлось выносить на плечах из леса ольховые столбы и еловые жерди-сушины, а дальше как-то доставлять из леса те же ольховые столбики для устройства частокола.
Сейчас, спустя почти двадцать лет, мне уже не хочется вспоминать все то не слишком веселое время… Главное, мы его пережили, и в конце 1992 года я уже смог вывезти в Москву на продажу какое-то количество своего картофеля и своей капусты… Но это были еще очень малые деньги, и только с 1994 года, когда я получил первый (хотя и невеликий) товарный мед да еще оформил заработанную инженерным и писательским трудом пенсию, какую-то материальную поддержку я почувствовал…
Но все это, как говорится обычно, пена, не очень интересные обстоятельства – главное, жизнь в моем крестьянском хозяйстве утвердилась, началась. И я действительно чувствовал себя не зависимым ни от кого, вольным, хотя и не очень богатым человеком-крестьянином…
Я знал,что крестьянские хозяйства на пять лет освобождались от налогов, и после этих пяти лет я должен буду платить один единственный налог – налог на землю… Этот один единственный налог, налог на землю был давнишней мечтой всех колхозов – мол, будем платить тут налог любого размера, но избавьте нас от приказов и указов, что, где, когда сеять-сажать…
Вроде бы такое счастье и было, наконец ,подарено у нас крестьянским хозяйствам…
После регистрации моего крестьянского хозяйства меня поставили на учет и в пенсионном фонде. И тут было все ясно… В пенсионный фонд я должен был делать очень небольшие отчисления (если хотел получать пенсию за свой крестьянский труд) и то только с прибыли – если прибыли за год нет, то и выплачивать в пенсионный фонд ничего не нужно. Другое дело, если я нанимал на работу в своем хозяйстве людей со стороны – тут я обязан был заключать с ними договор и выплачивать им зарплату, отчисляя до 35% (как помнится) от этой зарплаты в пенсионный фонд, чтобы этим наемным работникам шел пенсионный стаж…
Последнее требование пенсионного фонда меня мало волновало – нанимать кого-то для работы в своем хозяйстве я не собирался. Видимо, не грозили мне и выплаты в пенсионный фонд с прибыли, ибо никакой реальной прибыли от своего хозяйства я пока не видел. Но для себя все-таки отметил: если прибыль будет обнаружена, то взнос в пенсионный фонд надо успеть сделать до 1 апреля текущего года… Вот вроде бы и все возможные претензии ко мне, как к крестьянину. Они не казались мне слишком обременительными, и я продолжал жить и работать в прежнем состоянии свободного вольного труда-жизни, которое ощутил, получив в собственность участок земли…
И так было до конца декабря 1992 года, пока почта не доставила мне депешу из налоговой инспекции, где было означено следующее: «Поскольку вы не предоставили для проверки бухгалтерские книги своего крестьянского хозяйства до конца 1992 года, ваш счет в банке арестован».
На счету у меня, считайте, что ничего и не было, кроме нескольких условных рублей, так что решение налоговой инспекции могло бы меня и не напугать, если бы я не собирался в начале 1993 года попросить в банке денег для приобретения двух чистопородных пчелосемей. О таком приобретении я уже договорился в Москве и тогда ждал только весну, чтобы заполучить нужных мне пчел. Я не думал, что банк почему-то откажет мне в кредите, а тут на тебе – счет арестован, следовательно, любые банковские операции мне теперь запрещены…
В чем дело? Что за бухгалтерские книги я должен был представить в налоговую инспекцию для проверки?... Изучив присланную мне депешу я сразу обнаружил «прокол» со стороны налоговых органов: они арестовали мой счет в банке, обвинив меня, что я не предоставил им какие-то бухгалтерские книги, которые вроде бы должен был представить до конца текущего года… И это обвинение было помечено не самым последним днем в декабре, т.е. у меня фактически отняли возможность предоставить требуемые книги в последние рабочие дни года… Увы, вместо работы-заботы о своему хозяйстве я вынужден был садиться за пишущую машинку и создавать письмо-жалобу в Прокуратуру, обвиняя налоговые органы в том, что они немного поторопились наложить на меня санкции, не дождались конца отчетного периода…
Затем я поинтересовался в самой налоговой инспекции, что за бухгалтерские книги я должен был представить на проверку…
- Ах, вы не знаете, что это за книги – ах, у вас в хозяйстве нет бухгалтера, тогда заключите договор с бухгалтером из соседнего колхоза – и пусть он ведет ваши хозяйственно-финансовые отчеты…
Я деликатно объяснил своим оппоентам, что в моем крестьянском хозяйстве (уставом) должность бухгалтера не предусмотрена – за бухгалтера здесь я сам, человек не очень глупый, к тому же с высшим образованием и опытом государственной службы… Тут мне не возразили, но потребовали ежегодно (а со временем и ежеквартально) предоставлять в налоговые органы отчеты о хозяйственно-финансовой деятельности… Словом, первый хомут-узду я на себе тогда почувствовал, но хозяйственно-финансовые отчеты регулярно стал отправлять…
Такие записи я сразу стал вести сам для себя: мол, столько- то истрачено на хозяйство, а столько-то получил от реализации продуктов, и уже в 1993 году я отметил, ч то в принципе, ничего не тратя (в рублях) на вое хозяйство, я могу ждать какую-то прибыль… Что и показал отчет за 1993 год…
Такой отчет я отправил в налоговую инспекцию, затем зашел в пенсионный фонд и уплатил там какие-то совсем небольшие деньги с той (малой) прибыли, которую у себя обнаружил. Все это было сделано в указанные сроки (до 1 апреля).
Я успокоился, не стал даже интересоваться, освободили или пока нет мой счет в банке (пчел в Москве я так и не приобрел, меня выручила тут моя добрая соседка М.А. Меркулова, подарившая мне как раз в это время очень хороший рой)…
Работа на земле понемногу шла – картофель и капуста хорошо подрастали. Словом, все были совсем неплохо, а уже через какое-то время (в конце осени) я надеялся получить первый раз пенсию… И как раз тут, как обычно бывает в жизни, когда среди ясного неба вдруг гремит гром, получил я по почте известие из пенсионного фонда: мол, так и так, проверили мы ваши хозяйственно-финансовые отчеты и обнаружили, что вы не доплатили в пенсионный фонд значительную сумму… Дело в том, что в своем отчете вы указали расходы (в рублях) на обработку пашни и на вывоз дров из леса…
Расходы были невелики, их можно было и не упоминать, но я упомянул, и мой отчет попал в пенсионный фонд. А там быстро определили: вот-вот, мол, заплатил деньги за обработку огорода и за вывоз дров из леса. А это, мол, уже расчет с наемными работниками. Значит, с выплаченных тут денег глава крестьянского хозяйства обязан был направить в пенсионный фонд 35% от указанной суммы. А глава крестьянского хозяйства этого не сделал. А сделать должен был еще до первого апреля. Значит, за ним должок. А поскольку сейчас уже не апрель, а конец августа, постольку и должок уже не простой, а с большими процентами.
В конце августа 1994 года наличных денег у меня, считайте, что и не было, а здесь вдруг требование пенсионного фонда да еще черт знает в каких больших (для меня) рублях. Да еще с требованием уплатить указанную сумму в очень короткий срок, иначе последуют строгие санкции… Да и уплатить что-то кому-то мне было не так-то просто… Надо было оставлять все дела и идти на почту (транспорта у меня тогда еще не было), а это почти полдня путешествия – это ты вырывался из привычного ритма жизни-работы и т.п. Словом, хомут-узда , приготовленные и тут крестьянину, возмечтавшемуся о вольной жизни-работе, все ощутимее напоминали о себе…
Дальше – больше, и налоговая инспекция как-то по-своему проанализировав мой очередной отчет о хозяйственной деятельности, определила за мной некий долг по НДС (налог на добавленную стоимость) и потребовала уплатить (и опять же в короткий срок) сумму, совсем неподъемную для меня…
Откуда и как насчитали налоговики мой долг?.. Пришлось снова садиться за пишущую машинку и, подписавшись «писатель, член Союза писателей России», отправлять письмо уже высокому начальству в Ярославль…
Тут налоговиков удалось усмирить, но следом я стал получать претензии к своим отчетам – налоговая инспекция принялась тут рьяно исключать из моих отчетов пункты расходов (как я понимал, делалось это для того, чтобы вычленить из моих неприбыльных отчетов прибыль и т.д.)
Я указывал, что истратил столько-то и столько-то на приобретение семян, посадочного материала, но никаких документов, подтверждающих приобретение тех же семян у частного лица , например, на рынке предоставить не мог – в то время на рынках еще не вошли в обиход те же кассовые аппараты… А раз так, значит, ваши расходы исключаются…
Тут я ссылался на указ президента Ельцина о свободной торговле, но это не помогало. И выход я нашел один : больше не указывал расходы, не подтвержденные документами, и на означенную сумму сокращал соответственно показатели доходов.
Милые люди, честно вам признаюсь: вся эта волынка с отчетами, с бесконечной философией в стенах налоговой инспекции меня никак не вдохновляли, и я все чаще начинал чувствовать себя тем же самым колхозником, обложенным со всех сторон приказами и указами, и очень жалел, что ввязался в нынешние крестьянские дела … Но как иначе получил бы я землю?
Через пять лет после регистрации моего хозяйства я стал выплачивать земельный налог… Налог сам по себе был копеечным и принимали сначала его прямо в налоговой инспекции: приходишь, расписываешься в ведомости, оставляешь назначенную тебе сумму и отправляешься домой… Но однажды и здесь навели свой порядок, и прежде всего потребовали заполнять чуть ли не ежеквартально некую земельную декларацию…
Заполнив декларацию, ты шел в т.н. земельный комитет, где тебе снова и снова подтверждали одно и то же: ты владеешь наделом в 40 соток. Затем ты шел в районную администрацию, и там тебе указывали, какую именно сумму налога в этот раз ты должен уплатить. После всех этих походов ты показывал эту свою декларацию представителю налоговой инспекции в своем районе (а сама налоговая инспекция переехала к этому времени в соседний Ростовский район) и после его подписи шел на почту и заказным письмом отправлял свою декларацию в Ростов. Затем шел в сбербанк (единственное отделение на весь район) и, отстояв очередь, и оплачивал налог на землю. И тут надо было поломать голову, указывая в квитанции различные счета и пр. Словом, в лучшем случае ты отдавал всей этой процедуре целый рабочий день. А в худшем – тебе приходилось еще раз добираться до райцентра, если при первом заходе ты не находил на месте, например, начальника земельного комитета…
К тому же бланки земельных деклараций нигде не были в т.н. свободном доступе: местная наша типография их не печатала – за бланками надо было ехать в соседний ростовский район. Причем каждый год форма бланков менялась и запастись ими впрок никак было нельзя…
А если ты опаздывал представить во время земельную декларацию, то налоговая инспекция накладывала на тебя тут же штраф – по почти тебе приходило требование уплатить такую-то сумму штрафа в такой-то срок… Срок на уплату штрафа отводился тебе очень малый. И если письмо из налоговой инспекции с требованием уплаты штрафа в пятидневный срок отправляли тебе, например, в понедельник, то мне это письмо наша почта доставляла только в субботу (почта в нашу деревню доставлялась только раз в неделю – по субботам), когда срок уплаты, указанный в послании, уже прошел…Ты ждал понедельника, шел на почту и переводил указанный штраф, а следом тебе мог придти еще один штраф за неуплату в срок предыдущего…
Все это, честное слово, никак не хочется вспоминать. Не хочется вспоминать, сколько нервов, времени (на те же «деловые» путешествия в район) пришлось отдать этой вездесущей иезуитской бюрократии. Причем все эти расходы (и нервов и времени) и выпадали обычно как раз на самое горячее для пчеловода время, когда пчелы роились, когда от твоего присутствия возле пчел в это время полностью зависел успех всего твоего пчеловодства…
В конце концов я не выдержал и решил свое хозяйство (а я был главой семейного крестьянского хозяйства уже более 10лет) ликвидировать…
Это решения я принял в 2002 году, когда проводилась перерегистрация крестьянских хозяйств – прежде всего я не стал перерегистрироваться и таким образом перестал быть юридическим лицом. И после этого до 2007 года вел бесконечную войну за право освободиться от этого жуткого бюрократического хомута, который умудрились все- таки прочно повесить на шею вроде бы вольному теперь крестьянину…
И все это время, когда я добивался ликвидации своего хозяйства, от меня директивно требовали то отчеты, то уплаты различных взносов (и прежде всего в пенсионный фонд), то донимали требованиями с уплатой штрафов…
Поверьте мне: у меня от этой изводящей переписки собралась толстенная папка всевозможных бумаг и квитанций. И, наверное, если бы не активная помощь тут местного депутата ГД, я бы долго еще заполнял эту папку различными бумагами…
В конце концов совершилось – мое крестьянское хозяйство было ликвидировано, а те самые 40 соток, ради которых я и пошел в официальные крестьяне, были и переданы мне в собственность для ведения приусадебного хозяйства (на это тоже потребовалось время – больше года)…
Вот здесь я действительно, наконец, вольно вздохнул….
Subscribe

  • Календарь природы. 1 ноября.

    Сегодня уже устойчивый минус со снегом… На ветках калины под моим окном снегири и даже тянутся к замершим ягодам калины…

  • Календарь природы. 30 октября.

    Сегодня после полудня ко мне в сад на калину явился целый отряд свиристелей = это первые свиристели у меня в гостях…Второй день прочно лежит снег при…

  • Календарь природы. 28 октября.

    Ночью морозец, но пока все без снега. Днем морозец поменьше, но положительных температур не отмечается. Почти со всех деревьев облетел лист, совсем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment