Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Календарь природы.28-29 ноября.

Жажда жизни. Как-то мне довелось познакомиться с дневниковыми записями русского художника, видимо, достаточно долго прожившего в Африке среди местных племен… Я не помню сейчас точно все записи, сделанные внимательным человеком, но одна запись у меня все время перед глазами… Речь здесь идет о подмеченном автором замечательном явлении, суть которого состоит в том, что в преддверии грядущего голода знакомые нашему художнику африканские племена начинали усиленно размножаться: женщины гораздо чаще беременели и рожали малых детишек, рожали, казалось бы, в никуда, в обреченность – ведь впереди голод и голодная смерть для многих аборигенов. Казалось бы, надо было сосредоточиться, подсчитать оставшиеся запасы, поделить то немногое, что остается людям, и попытаться пережить голод. А тут нет: у племени появляются новые рты, только что родившиеся малыши, будущие, если выживут, члены племени…
А может быть, наша расчетливая логика просто не подходит мудрым законам природы: впереди голод, угроза голодной смерти, угроза потерять часть членов племени… Конечно, погибнут прежде всего старые, утратившие силы, утратившие жизненную энергию… А что если эти «вроде бы необдуманно родившиеся ребятишки» и возместят собой потери племени, если выживут, переживут голод?.. А как-то пережить голод у них, видимо, есть возможность… Во-первых, они совсем малы и им пока не требуется столько пищи, сколько взрослому, да еще и кормить их будут сначала матери-кормилицы, т.е. конкурентами возле общего стола они пока не будут. А во-вторых, молодая жизнь более вынослива, более живуча (если нет у нее хронических дефектов от рождения) – у такой молодой жизни куда больше энергии, неосознанного стремления к жизни – здесь жажда жизни может быть куда выше, чем у других взрослых членов племени. И очень возможно, что эта жажда жизни и даст им крылья, чтобы пережить голод и лететь дальше…
Этого внимательного русского художника и его дневниковые записи я часто вспоминал у себя на Горе Сипягина и нет – нет да находил подтверждения той силе, какая вела африканские племена через грозящий им голод наперекор нашей ущербной меркантильной логике…
Один пример подобной жажды жизни я уже вспоминал, описывая свои изыскания, связанные с луговым васильком… А теперь я приглашая вас в свой сад, которому ныне минуло уже почти двадцать лет, почти двадцать лет прошло со дня поселения здесь самого первого саженца…
Так уж случилось, что свой будущий сад мне пришлось закладывать дважды… первый саженцы яблонь, груш и ягодные кустики мне доставили по осени, и конечно, тут же высаживать их на место я не стал, хотя для будущих яблонь-груш у меня с лета были приготовлены ямы, наполненные плодородной почвой… Саженцы я планировал высадить по весне – в это время, по моему, саженцы лучше всего приживаются. А до весны все саженцы я прикопал, прикопал, как положено по всем правилам садоводства. И как мог, оградил прикопанные молодые деревца от посягательства мышей: прежде всего насыпал вокруг ямы с саженцами крупный песок, а поверх песка разложил еловые лапки, которые, как говорили мои соседи-садоводы, мыши не очень жалуют… Словом, впереди весна – первая весна моего будущего сада…
И весна пришла, ушел снег, явилось тепло, и во второй половине апреля я отправился в сад, чтобы откопать свои саженцы и пересадить их на постоянное место жительства.
Внешний вид кустиков, выглядывавших из песка и еловых лапок, меня не насторожил – все вроде бы было в порядке. Но вот я берусь рукой за веточку ремонтантной малины, разгребаю вокруг нее песок, землю, чуть-чуть потягиваю на себя эту веточку, и она совершенно свободно выходит из земли… У веточки малины нет корней… Где они? Что случилось?..
Следующая веточка малины так же легко освобождается от грунта – оказывается также без корней… Без корней оказывается и веточка садовой калины… Я уже начинаю догадываться, что же произошло, хотя и не верю до конца в самое худшее… Но, увы… Дорогу к мои прикопанным на зиму саженцам отыскали водяные крысы (водяные полевки). По лету они живут в пруду, что возле нашей деревни, а на зиму переселяются в наши сады. Тут-то и добрались они до моих саженцев и сгрызли у всех до одного саженца корни. А затем сгрызли и стволики подвоя до места прививки, сгрызли и место прививки, а там принялись грызть и сам привой – стволик будущего деревца…
Что делать?.. Все пострадавшие саженцы я освободил из земли, которой прикапывал их на зиму, и, буквальным образом, воткнул обгрызенные стволики саженцев в те самые ямы, которые с прошлого лета готовил для своих яблонь и груш…
Не веря, разумеется, в благополучный исход, посаженные таким образом саженцы-инвалиды я усердно поливал и ждал, что будет…
И почти все саженцы-инвалиды раскрыли свои почки и даже выбили стрелочки листьев, но вскоре эти листья завяли – моли саженцы, конечно, погибли… Все, кроме одного.
Вот здесь и произошло нечто непонятное для меня… Один саженец (привита была яблонька сорта папировка – белый налив) погибать не собирался: выбитые стрелочки листьев становились все больше и смелее, а к осени я с удовлетворением отметил, что это не погибшее все-таки деревце даже дало небольшой прирост. А ведь оно, как и другие саженцы, жестоко пострадало – разбойники-крысы сгрызли у этой моей ожившей теперь папировки не только все корни и столбик подвоя вместе с местом прививки, но и укоротили сантиметров на десять сам стебелек-привой. И все-таки эта папировка не пожелала погибнуть, продолжала упорно жить, а года через два оделась впервые чудесными крупными-крупными цветами. Так вот эта яблонька-папировка, как мы зовем ее между собой «яблонька без корней», возмужала и живет до сих пор уже совсем взрослым деревом, одаривая нас почти каждый год своими чудесными плодами… Но это одна единственная яблонька, выжившая после нашествия водяных полевок – все остальные очень скоро погибли, Хотя были повреждены по зиме никак не больше нашей папировки-героини.
Новую попытку ус троить сад я предпринял уже на следующий год… Познакомившись с водяными крысами, я окружил все ямы, подготовленные для яблонь и груш, т.н. арматурной металлической сеткой, которую вкопал вокруг каждой ямы на глубину около 55 сантиметров в надежде, ч то там, глубже, ни кроты, которые прежде всего указывают дорогу крысам-вредителям, ни сами крысы тем более свои ходы не проложат – глубже была тяжелая, как говорят, матерая глина, которая явно не годилась нашим землекопателям для их землепроходческих работ.
Посадочный материал мне так же привезли по осени, я снова его старательно прикопал, но на этот раз и место, где были прикопаны саженцы, тоже обнес заградительной металлической сеткой.
И саженцы я сохранил и по весне успешно переселил их на новое местожительство… Вот так с двух попыток и начал свою историю мой сегодняшний сад…
Среди саженцев, прижившихся в моем саду была яблонька-двухлетка сорта синап северный. Всем она вроде бы была хороша, но уж больно неразвитой была у нее крона, а само деревце выглядело долговязым, хиловатым. Но эта яблонька у меня прижилась, я подвязал ее к высокому колышку и так же, как все остальные саженцы обнес от водяных крыс металлической сеткой.
Прошло лето, наступила новая весна, и тут я удивлением увидел я, что мой долговязый северный синап вроде бы собирается цвести… Так и есть – вскоре у этого совсем молоденького деревца раскрылись красивые большие цветы, а дальше на месте этих цветов появились и зеленые плоды – еще даже не плоды, а плодики… И это произошло с яблонькой явно рановато – всего на четвертом году жизни… Срок слишком мал для того, чтобы яблоня начала нормально плодоносить… Чтобы плоды-плодики не согнули худосочное деревце, я поставил вокруг него еще три колышка и подвязал стволик так, чтобы ему не угрожал никакой ветер…
Но ветер-шквал, что изредка обрушивался на нас по летнему времени, все-таки ударил однажды по моей слишком рано зацветшей яблоньке, и она сломалась, переломилась и ни где-нибудь, а как раз в месте прививки…
Я осмотрел разломившееся место прививки и обнаружил здесь обширную гниль-прель – место прививки почти все было поражено этой гнилью и, видимо, давно… Вот почему моя яблонька и была такой худосочной…
Ну, а слишком раннее, не по возрасту, цветение напомнило мне дневник художника, долго наблюдавшего жизнь аборигенов Африки… И видимо, и у меня в саду, как там, в Африке, когда у живого существа, явно чувствовавшего близкую гибель, включалась программа спасение жизни, и моя яблонька, уже обреченная, поторопилась оставить после себя семена жизни… Ничем другим такое ранее цветение обреченного деревца я объяснить не могу…
Продолжение следует…