Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Календарь природы. 1 декабря.

Первые саженцы, поселившиеся у меня в саду, прибыли ко мне из Москвы. Об их происхождении я почти ничего не знал, если не считать скупой информации, размещенной на полосках-ярлычках, прикрепленных к каждому деревцу. По этим полоскам я и определял, кто из моих новоселов будет конце концов штрейфлингом, кто мельбой, кто антоновкой и т.д. В конце концов ярлычки-паспорта, переданные мне торговым заведением вместе саженцами, меня не обманули – у меня в саду действительно появились яблони сорта уэльси, лобо, штрейфлинг, мельба, зоренька, антоновка, и вместе с ними подрастали у меня груша Чижевского и груша Канфедерация…
Земли только под сад у меня было выгорожено много – около 20 соток, еще оставалось место для других интересовавших меня новоселов, а потому я стал внимательно присматриваться к соседним садам – что за яблони росли там, и очень скоро обнаружил по соседству со своим «имением» прекрасную яблоню сорта штрейфлинг. Яблоня была уже в возрасте, но черенки с этой яблони я заготовил, сохранил их до весны в холодильнике, а там и привил к дичкам, которые отыскал неподалеку от деревни и заблаговременно перенес в свой сад… Черенки хорошо привились, и сейчас две взрослые яблони местного штрейфлинга одаривают меня по осени своими чудесными, крупными и очень вкусными плодами.
Отыскал я неподалеку от своего сада и яблоню сорта Преснушка… Это имя я помнил с детства, когда меня мальчишку-школьника отправляли на лето к нашему доброму знакомому дяде Мише в село Алпатьево, что на самой границе между Московской и Рязанской областями… Мы часто тогда заглядывали в чужие сады, заглядывали еще до того, как яблоки вызревали, и грызли зеленые плоды, сводившие зубы оскоминой. И только одна яблонька – яблонька сорта Преснушка была тогда мне по душе – яблоки ее были сладкими даже еще совсем незрелые… Дальше, расставшись с селом Алпатьево, я нигде больше своей любимой Преснушки не встречал до тех пор, пока не поселился здесь на Ярославской земле… А встретив вновь яблоню своего детства, конечно, заготовил ее черенки и привил их к дичкам, что росли у меня в саду. И теперь у меня рядом с магазинными яблонями (так я называл саженцы, доставленные сюда из московского магазина) и недавно привитым местным штрейфлингом росли и цвели по весне две яблоньки сорта Преснушка…
Вместе с Преснушкой поселились у меня и две яблоньки-папировки (белый налив), так же обнаруженной в саду неподалеку… Я уже рассказывал о яблоньке-папировке – яблоньки без корней, живущей у меня в саду. Эта папировка (белый налив) хоть и была более-менее ранним сортом, но все равно по срокам вызревания своих плодов она значительно отставала от того белого налива (бели – как звали яблони этого сорта здесь, в наших краях), который рос у моих соседей… И эту раннюю папировку (белый налив – бель) я тоже пригласил к себе в сад. Ну а самым последним новоселом у меня в саду оказалась антоновка, местного старинного сорта…
Об этой яблони я слышал удивительные рассказы… Она была уже очень стара но, видимо, все еще помнила своего хозяина – садовода, который вырастил когда-то это деревце…
Плоды с этой антоновки были крупные, крепкие и очень лежкие в отличие от яблок с моей магазинной антоновки. Яблоки со старой яблони прекрасно хранились в сене, и так, в сене, прикрытые сверху овчинным тулупом хозяин и вывозил свои яблоки на рынок уже по зиме, по холодам… Рассказывали, что когда с яблок снимали тулуп, прикрывавший плоды от холода, то вокруг чуть ли не по всему рынку расходился в морозном воздухе удивительный дух настоящих антоновских яблок.
Мне пришлось долго присматриваться к кроне этой старинной антоновки, чтобы выбрать для себя несколько подходящих черенков – яблоня была уже очень стара, а потому и не давала подходящих для моих прививок черенков… Но в конце концов какие-то черенки я заготовил и привил их по весне к дичкам…
И мои привитые яблоньки хорошо пошли в рост. Первый год они оставались там, где до этого были высажены у меня дички, а по второй весне свои саженцы я пересадил на выбранное для них и заранее подготовленное место…
Здесь надо мне повиниться… Не знаю, почему, но на этот раз я вроде бы как расслабился и, устраивая ямы для будущих яблонь, не обнес их заранее защитной сеткой от возможного визита водяных полевок… Но беды пока ничто не предвещало: две моих чудесных антоновки успешно перезимовали, по лету окрепли, стали развивать крону. Перезимовали они и еще одну зиму и новую весну встретили уже самыми настоящими деревцами, только пока совсем молоденькими.
Вот тут-то по весне и отметил я, что одна из моих антоновок вроде как собралась цвести… И она действительно зацвела и зацвела так буйно, как не цвели в моем саду еще никакие яблони… Небольшое ладное деревце почти все было одето белым божественным цветом, как невеста перед венцом…
Что случилось – такое раннее цветение деревца, как я уже знал, говорило только об одном – с деревцем что-то случилось очень плохое…
Я обследовал все вокруг цветущей антоновки и с удивлением обнаружил, что от стволика деревца, выше места прививки, к земле протянулось много самых настоящих корней… Эти многочисленные корни были очень похожи на т.н. мостик, который устраивает садовод, желая спасти деревце, нижняя часть ствола которого по зиме мыши полностью очистили от коры… Тогда по стволику размещают нарезанные черенки, соединяя ими верхнюю и нижнюю часть поврежденного стволика, чтобы восстановить таким образом жизнь-сокодвижение деревца.
Вот такой «мостик» из корней и появился у стволика-привоя и окружил его собой , обеспечив связь приводя с почвой…
Все стало более-менее ясно – корневая система деревца повреждена, деревце, опасаясь погибнуть, начало очень рано цвести, чтобы оставить после себя на случай гибели семена, и в то же время постаралось спастись, выжить, образовав новые корни, которые и потянулись от стволика-привоя к земле…
Эти корни я, как следует, укрыл хорошей почвой, устроив буквальным образом клумбу вокруг своей замечательной яблоньки. А затем выкопал вокруг деревца узкий ров, чтобы поставить здесь железную сетку… Здесь-то и обнаружил я ходы, прорытые в глине, в тяжелой «матерой» глине. Эти ходы и тянулись к моей яблоньке – их проложили кроты-шахтеры, чтобы добраться до плодородной почвы, которой была наполнена посадочная яма… В этой почве, разумеется, жили черви, вот за этими червями кроты и утроили здесь охоту. Ну, а по готовым кротовым ходам к корням моей яблоньки и добрались крысы-вредители…
Но яблонька включила свою программу жизни: обильно зацвела и в то же время постаралась спастись за счет новых корней, появившихся из стволика привоя…
В конце концов моя антоновка-красавица выжила. Сейчас это большое взрослое дерево, которое когда-то еще раз напомнило мне, что, наверное, у всего живого на земле есть некая программа жизни и по-своему упрекнуло меня, забывшего было, что за все живое, поселившееся возле нас в том же спаду, мы должны нести ответственность…
Продолжение следует…